Сегодня: %d %M %yг      %h:%m
Подписка на новости

 

Подписка_на_рассылку.jpg

 

Хотите быть в курме новостей по теме "Многодетная семья" ?

Подпишитесь на нашу рассылку

              

Наши новости

Урусово. Усадьба Буниных, Кропоткиных

Бунины были древним дворянским родом, происходившим от «мужа знатного» Семёна Буни, выехавшего в XV веке из Польши на службу к В.В. Тёмному. За храбрость Бунины получили поместья при селе Урусово в конце XVI века.

В конце XVII века Петром Максимовичем Буниным был выстроен кирпичный дом в два этажа (сейчас с пристройками).

Младшие, Пётр и иван, служили на флоте. Иван Петрович попал в плен к шведам, король Густав III определил его в Упсальский университет, где Бунин получил хорошее образование.

Младшая дочь Петра Максимовича – Анна Петровна Бунина. Родилась  7.01.1774 в с. Урусово Ряжского уезда  –  скончалась 4.12.1829, с. Денисовка, Раненбургского уезда. Похоронена в с. Урусово; памятник на могиле соорудил внук ее сестры, знаменитый путешественник П.П. Семёнов-Тян-Шанский.

Писать стихи начала в 13 лет. Первое опубликованное произведение – прозаический отрывок “Любовь” (“Иппокрена”, 1799, ч. 4). С 1801 г. в Москве. Получив наследство после смерти отца, в 1802 переехала в Петербург, где против воли родственников осталась одна (факт для того времени весьма необычный) и, восполняя скудное домашнее образование, с большой настойчивостью занялась изучением иностранных языков и отечественной словесности, на что потратила все состояние. В литературный круг её ввёл брат Иван Петрович Бунин, а её первыми литературными наставниками были её племянник Борис Карлович Бланк и П.И. Шаликов. Как поэтесса заявила о себе в 1806 в журналах “Московский курьер” (ч. 3), “Любитель словесности” (№ 12 и др.), “Московский зритель” (февраль, октябрь, ноябрь). Изучая теорию стиха, сделала сокращенный профессиональный перевод текста “Правил поэзии” французского теоретика позднего классицизма Ш. Батте – “с присовокуплением” правил российского стопосложения (СПб., 1808) и стихотворного перевода 1-й части “Поэтического искусства” Н. Буало под названием “Наука о стихотворстве” (1808 – 09; завершён в 1821). Общественное внимание к ее творчеству привлек сборник “Неопытная муза” (СПб., ч. 1, 1809; ч. 2, 1812). Писатели круга Шаликова (В.С. Раевский, М.Н. Макаров, Бланк) отмечали её “необыкновенный дар” “изображать состояние души своей” (“Аглая”, 1809, ч. 8; одобрительная рецензия – “Цветник”, 1809, ч. 3). Первую значительную русскую поэтессу поддержали Г.Р. Державин, И.И. Дмитриев, А.С. Шишков (последний оказывал ей особое покровительство). И.А. Крылов, представляя её членам “Беседы любителей русского слова”, прочёл на публичном заседании 11.11.1811 г. её ироикомическую поэму “Падение Фаэтона” (на сюжет “Метаморфоз” Овидия). В 1811 г. была избрана почетным членом “Беседы”. В этом же году вышло её прозаическое сочинение “Сельские вечера” (СПб., 1811). В последующих годах она печатается в “Чтении”, откликается патриотическими стихами на войну 1812. Ввиду её затруднительного материального положения Шишков и М.И. Голенищев-Кутузов исхлопатывают для неё значительную пожизненную пенсию. Тяжело заболев, в 1815 она отправляется на лечение в Англию; в 1817 возвращается в Россию. Ее письма об этом путешествии современники сравнивали с “Письмами русского путешественника” Н.М. Карамзина, который также высоко ценил её поэзию. Стихов она больше почти не писала. В 1817 опубликовала перевод драмы “Агарь в пустыне” С. -Ф. Жанлис: об испытании человеческого духа страданием – мотив, близкий ей, ибо первые годы её “были исполнены душевных, последние телесных скорбей и недугов”. В 1823 ею написаны последние стихи: “Ближним” и “К Н.Пучковой”. Императорская Российская академия издала её “Собрание стихотворений” в 3-х томах (СПб., 1819 – 1821). Её стиль не свободен от некоторой тяжеловесности слога, архаичности языка и риторичности, но её лучшие стихотворения, преимущественно автобиографические, отличает неподдельный лиризм, простота поэтического слога; а её басням свойственна “непринужденная и благородная шутливость” (“Цветник”, 1809, ч. 3). Многие современники называли ее русской Сафо, Десятой Музой и Северной Кориной. А.С. Пушкин в сатире “Тень Фонвизина” (1815) и “Послании цензору” (1822) отзывался о ней иронически, имея прежде всего ввиду её участие в “Беседе”. В 1823 она поселилась у родных в с. Денисовка. Последние 6 лет её жизни прошли в больших страданиях (она писала стоя на коленях – в единственно удобной для неё позе). Она переводила “Нравственные и философские беседы” шотландского писателя и религиозного проповедника Х. Блэра (17 бесед; издано: М., 1829). За два года до смерти передала племяннику Дмитрию Максимовичу Бунину своё завещание вместе с письмом к нему, в котором говорит о свойственной её натуре “чрезмерной нежности сердца” и “постоянстве в избранных путях”. Оставила также “тайные записки” для сына её сестры Марии – П.Н. Семёнова.

Похоронена Анна Бунина была в склепе у стен Никольской церкви. В советское время её могила была утрачена, а надгробный камень установлен рядом с усадьбой, в которой сейчас располагается школа.

А вскоре она влюбляется в товарища Василия Петровича, который часто приезжал из Рязани. Молодая супруга сбежала с ним в Рязань, бросив на попечение мужа трёхлетнюю дочь Катеньку.

Василий Петрович не мог далее оставаться в Урусове. Дочку отдал на воспитание сестре Мари Петровне, в Рязанку, отписав имение дочери, а сам, поражённый горем, уехал в Москву. Не прошло и трёх лет, как он получил известие, что «беглянка» лежит на смертном одре, всеми покинутая. Бунин тотчас же поспешил к умирающей жене. Трогательна была их встреча. Прощённая Василием Петровичем, жена умерла у него на руках, едва достигнув своего совершеннолетия. А вскоре умер и Василий Петрович. Екатерину Васильевну Бунину выдали замуж в деревню Давлетьево, в трёх километрах от Урусово. Имение же в Урусово было продано.

В 1822 году в нём поселились князья Кропоткины, имение купил Пётр Николаевич Кропоткин, прадед известного революционера-анархиста Петра Алексеевича Кропоткина.

Живя в Урусово, Пётр Алексеевич восхищался природой Урусовских мест, оставив в литературных записках зарисовку окрестностей: «Село расположено на каком-то удивительно радостном месте, полным простора и света. Со стороны холма, на котором оно стоит, кажется ещё более высоким, приподнятым мощ­ным вертикальным всплеском каменных объемов Ни­колаевской церкви... У подножия холма прихотливо петляет покорная изгибами бесконечного оврага — ка­кими богата наша Средне-Русская возвышенность — Ранова, приток Прони. Ранова — речка живая и какая-то очень интимная в зарослях пышного лозняка, паслё­на, осоки. Время от времени она как бы прижимается к высоким, крутогрудым холмам, освобождая простран­ство для зелёных ровных лугов. А подойдешь поближе — запах луговых трав, «горький дух» лозины, тишина и ласковый шелест воды в осоке..."

В 1872 году тридцатилетний Кропоткин, уже изве­стный ученый, за границей повстречался со своим шестидесятивосьмилетним соотечественником Михаи­лом Александровичем Бакуниным и, исповедовав его антимарксистские, антиинтернационалистические идеи, стал до конца жизни неколебимым борцом против «диктатуры пролетариата» и ленинизма, хотя и продол­жал, как географ, путешественник, геолог, геоморфолог, писатель и социолог, выступать со своими научны­ми трудами, составившими гордость отечественной на­уки. Даже октябрьский переворот не мог зачеркнуть его имя. Оно, это имя, увековечено в названиях города в Краснодарском крае и посёлка в Иркутской области. Кропоткинский хребет в бассейне Лены, городские улицы и станция метро в белокаменной столице состав­ляют гордость за земляка из Урусово.

В настоящее время в здании усадьбы располагается школа.

 img_3860.jpg