Сегодня: %d %M %yг      %h:%m
Наши партнеры

Русь фонд продовольствия

Больше чем добро Липецк  

Наши новости

Памятник Льву Толстому в деревне Бегечево

Логическим завершением путешествия к Шуховской башне, расположенной в селе

Полибино Данковкого района, всего в десяти километрах от деревни, может стать

посещение памятника Льву Толстому в Бегичево. Дорога к селу асфальтирована, лишь

последние два километра грунтовая дорога.

Населенный пункт расположен на границе трех областей – Липецкой, Тульской

и Рязанской, поэтому запросто можно пройтись пешком в соседний регион.

Небольшой рассказ об истории этого места.

 В 1891 году, во многих регионах Российской Империи, в том числе в северных районах

нынешней Липецкой области, тогда входивших в Рязанскую губернию, начался голод: урожаи

крестьян погубила сильнейшая засуха. Следующий, 1892 год, повторился один в один.

И крестьянство, что называется, положило зубы на полку. Сельским жителям нечего стало

есть самим и не было корма для скота. Чтобы покормить скотину, крестьяне разбирали

соломенные крыши. Затем скотину пришлось забивать. Вскоре к страшнейшему голоду

добавились тиф, холера, оспа и дизентерия. Государство сориентировалось далеко не сразу,

помощь из казны в виде муки и посевного материала пришла слишком поздно, когда прошли

все посевные сроки, а многие люди не дождавшись хлеба уже умирали. В Российской Империи

голод в эти годы унёс жизни почти полмиллиона крестьян.

В Данковском уезде первыми спасать крестьян бросились помещик из села Бегичево Иван

Раевский и владелец усадьбы в соседнем селе Полибино Юрий Нечаев-Мальцов. Они открыли

несколько бесплатных столовых. Сил и средств им не хватало, и тогда Раевский, хорошо

знавший Льва Толстого, обратился за помощью к графу-писателю. 

Лев Толстой приехал в Данковский уезд с женой. Увиденное их потрясло. В конце 1891 года

Лев Толстой, его сын Илья и дочери Мария и Татьяна снова приехали в Данковский уезд и

поселились в селе Бегичево у помещика Раевского, который предоставил им дом. 

Не теряя времени граф и члены его семьи стали открывать в разных селениях Данковского

уезда, а также в соседних Ефремовском, Скопинском, Епифанском уездах столовые для

крестьян. В 1891 году Толстые открыли 72 таких столовых.

Жена Льва Николаевича Софья Андреевна шила в «штабе по борьбе с голодом», в который

превратился дом в Бегичево, одежду для крестьян. Она же работала в столовой, да еще и

открыла школу для крестьянских детей.

Дом в Бегичево где жил Лев Толстой

Дом в Бегичево предоставленный Льву Толстому и его семье помещиком Раевским.

Толстые жили в нем с 1891 по 1892 год

(фото из фондов Данковского краеведческого музея)

Сам Лев Николаевич писал статьи о голоде в центре страны и просил помощи, так как

несмотря на солидное личное состояние, прокормить всех голодающих не мог.

Интересно, что российской прессе запретили публиковать статьи Толстого и он отсылал их

за границу. Мир был шокирован. Люди из разных уголков Европы охотно отозвались на

призывы о помощи российским крестьянам, тогда как власть Российской империи всячески

скрывала масштабы бедствия и горделиво считала, что способна решить проблему сама.

Лев Толстой в то время писал совершенно революционные вещи.

Во-первых, призывал государственных мужей если и оказывать помощь, то не доверять

средства чиновникам на местах, так как их, по мнению Толстого обязательно разворуют.

Во-вторых, главными причинами голода писатель называл малоземельность крестьян и их

закабаленность помещиками и землевладельцами. 

«Единственное верное средство помочь голодающим, это самим слезть с их шеи»,

- писал граф Толстой. Вольнодумством, прямотой и честностью он злил власть и церковь,

игравшую заметную роль в обществе и политике. Духовенство во время проповедей в храмах

называло Толстого анархистом и призывало голодающих не принимать от него помощь.

Следила за Толстым полиция: доклады о происходящим

в Бегичево клали на стол рязанскому губернатору. 

Гуманитарную миссию Толстого и его помощников власть «оценивала» по-своему.

Графа «мочила» московская пресса, «охранители» того времени призывали арестовать

Толстого, как представителя, как сказали бы сейчас «пятой колонны» и «агента Госдепа».

И такой вариант событий прорабатывался.

Толстого планировали заточить в Суздальский монастырь, и только влияние его родной тетки,

хлопотавшей в Петербурге перед царским двором, спасло графа.

После широкой огласки происходящего в Россию потянулись журналисты заграничных газет.

В Бегичево у Толстого в марте 1892 года две недели жил шотландский корреспондент

Стадлинг. Вот что он писал: «Между тем, мы увидели среди метели длинный ряд каких-то

занесенных снегом холмиков. Подъехав ближе, мы убедились, что это ряд хижин, занесенных

снегом по самые крыши.Это была деревня. Она имела самый жалкий разорённый вид.

Многие избы стояли без кровли.Кругом ни одного живого существа. Из труб не видно даже

дыма. Всюду разрушение и смерть….»

В своем дневнике Стадлинг записал: «В избе №1 я нашел корову, трех пожилых людей, из коих

один лежал в тифе на печи рядом с двумя детьми, болевшими черной оспой.

В избе №2 застал ребенка с черной оспой, старика больного тифом и двух баб опухших от

голода. Скота никакого – весь вымер.

Ни топлива, ни пищи. В избе №3 я увидел престранное зрелище: войдя в тесную хижину,

где так холодно, что земляной пол замерз, я поздоровался, но не получил ответа и уже

собрался уходить, как вдруг услышал тяжелое дыхание и увидел пару ног, обернутых

тряпками и высовывающихся из  отверстия печи. Вслед за тем, большого роста мужик

вылез из печи. За ним выползла оттуда же болезненного вида женщина.

Она дрожала от холода и прикладывала руку ко лбу. На мой вопрос, что с ней ответила:

«Голова болит. «А дети есть?» - спросил я. «да посмотрите сюда», - сказала она, заливаясь

слезами и показывая на груду лохмотьев на печи. Там оказались двое ребятишек.

Один из них был, очевидно, близко к смерти от изнурения или от голода, а другой от черной

оспы…» Такие картины Стадлинг наблюдал повсеместно.  

Толстому и иностранным журналистам удалось быстро достучатся до общественности и в

 штаб помощи пошли пожертвования. 

Присылали всё – деньги, одежду и обувь, дрова, фураж, лён, и даже лыко. Российские дети

отказывались от игрушек, чтобы деньги, предназначенные для их покупки перечислялись в

штаб по борьбе с голодом в Бегичево. 

Толстой в Бегичево (фото из фондов Данковского краеведческого музея)

Толстой в Бегичево (фото из фондов Данковского краеведческого музея)

В зиму 1891-1892 годов в адрес Толстого поступили около 190 тысяч рублей, из них из-за

границы - 46 тысяч.По тем временам это были огромные деньги.  

Толстой и его помощники в Бегичево сверяют списки голодающих (фото из фондов Данковского краеведческого музея)

Толстой и его помощники в Бегичево сверяют списки голодающих 

(фото из фондов Данковского краеведческого музея)

Благодаря этой помощи весной 1892 года Толстой расширил сеть столовых до 187.

В Данковском уезде работали 53 столовых. Летом 1892-го, когда из-за засухи и мощнейшего

урагана засыпало песком и пылью посевы, Толстой открыл уже 246 столовых,

в которых питались 13 тысяч человек! Для детей Толстой создавал отдельные столовые,

которые называл приютами. Летом 1892 года таких приютов писателем было открыто 124.

В них питались до трех тысяч детей. Летом 1892 года в уезде работали 72 столовых в 31

селе и 27 детских приютов. Голодающим Толстой помогал до августа 1893 года, когда

крестьяне собрали полноценный урожай хлеба. Толстой с семьей прожили в Бегичево

201 день, всего же самоотверженная борьба с голодом Толстого и его товарищей длилась 

около двух лет. В Бегичево стоит памятник Льву Николаевичу и его подвигу. 


Памятник Льву Толстому в Бегичево

Памятник Льву Толстому в Бегичево Данковского района

Памятник Льву Толстому установлен в 1978 году к 150-летию писателя.

Источник https://gorod48.ru/news/1892318/